Добрый дядюшка Хао
Пуля призводит удивительные изменения в голове... Даже если она попала в задницу...
Канадский адвокат Чарльз Вэнс Миллар был малоизвестным человеком при жизни, однако, слава пришла к нему после смерти, благодаря необычному завещанию. В возрасте 73 лет Миллар, сколотивший вполне приличное по тем временам состояние, умер в Торонто в 1926 году. Так как близких родственников у него не было, а за свою жизнь юрист так и остался холостяком, он составил необычное завещание, которое обсуждали все СМИ еще много лет спустя. Завещание Миллара стала настоящим аттракционом человеческой жадности и величайшей посмертной «шуткой века».

Чарльз Вэнс Миллар и его оригинальное завещание

1. Акции элитного Онтарийского жокейского клуба он разделил между тремя людьми, двое из которых были ярыми сторонниками закрытия лошадиных бегов и любых тотализаторов в целом. Им пришлось временно вступить в этот клуб, чтобы продать свои акции. И третий – редкостный прохиндей и азартный игрок, которому в ином случае никогда не светило стать членом данного клуба, получил свое членство.

2. По одной акции Кенилворского (Kenilworth) жокейского клуба он распределил между практикующими священниками трех окрестных городков. Шутка сотояла в том, что клуб был абсолютным банкротом. Каждый, кто владел его акциями старался от них избавиться и их стоимость на тот момент составляла всего пол цента.

3. Так же он завещал по одной акции пивоваренного завода O'Keefe каждому практикующему протестантскому священнику в Торонто и большинство священников приняли их. Хотя как оказалось впоследствии он по факту этими акциями не владел (да еще и завод находился под «крышей» католиков) и, в результате, это вылилось в долгие религиозные разборки.

4. Свой дом на Ямайке он завещал трем адвокатам, яро ненавидящим друг друга, без права его продажи. А после смерти последнего из этих адвокатов дом должен был быть продан, а средства розданы беднякам.

Ну, и последний пункт его завещания, благодаря которому Миллар получил место в истории:

Все оставшееся (после частичной раздачи) у него имущество, он завещал продать и разделить меж теми женщинами, которые родят в Торонто наибольшее количество детей в последующие, после его смерти, 10 лет.
С учетом набирающей обороты великой депрессии, это спровоцировало взрыв рождаемости и этот период получил название Baby’s Derby. К финишу дошли 4 мамочки с девятью детьми каждая и получили по 125 тысяч долларов. Еще одна мамочка с десятью детьми, двое из которых были мертворожденными, получила утешительный приз в 12,5 тысяч долларов и еще одна с десятью детьми, но не все из которых были рождены от мужа, тоже получила утешительный приз в 12,5 тысяч долларов.

P.S. Все это время дальние родственники Миллара атаковали суд с требованием признать его завещание недействительным на основании аморальности, но не преуспели.